«В Одессу на грязи»: 150 лет назад родилась Леся Украинка

Странно, что имя Леси Украинки совершенно не на слуху (как имена Пушкина, Гоголя, Паустовского, например) в связи с Одессой. Ведь именно здесь с 17 лет разворачивалась борьба поэтессы с её самым заклятым врагом – туберкулёзом костей и суставов. А ещё здесь, на улице Жуковского, 27 (тогда Почтовой) жило близкое ей семейство Михаила Комарова, нотариуса по профессии и собирателя украинского фольклора по призванию. С дочерью Михаила Маргаритой Леся дружила, то приезжая летом на хаджибейские грязи, то прося найти ей работу «конторщицей» в Одессе, до самой своей смерти в 42 года.

Цикл «Подорож до моря» (1888 г.) 17-летняя поэтесса посвятила первому путешествию с родной Волыни в Одессу. В самом городе она задержалась ненадолго и уехала через пустынные солонцы на лиман. Тогда пляжи на курорте Хаджибей были гораздо более людными, чем тот же Ланжерон, а местный парк считался лучшим в Одессе и околицах. Здоровье девушки тем летом значительно улучшилось, но главное – она свела знакомство с морем! Возвращаться на дождливую Волынь было грустно:

Огні незліченні,
Мовст річки огненні,
До моря спускаються з міста,
А в пристаніграє,
Огнями сіяє
Корабликі взграя барвиста.

За час, за годину
Тебе я покину,
Величнеє море таємне!
І знов мене прийме,
Огорне, обійме
Щоденщина й лихо наземне.

І в рідному краю
Не раз спогадаю
Часинисі любі та милі!
Прощай, синє море,
Безкрає, просторе, —
Ви, гордії, вільнії хвилі!

 

Осенью она вспоминала, как Михаил Комаров устроил для своих домашних и Леси путешествие на пароходе «Тургенев» в Аккерман. О жадном «присвоении» одесского моря юная поэтесса оставила следующее свидетельство: «Поїхали ми собі назад в Одесу. Ну та й море ж було у той день! Певне, вже так задля нас вигладилося та причепурилося: синє-синє, з білими гребнями, з рожевими одблисками, з темно-зеленими тінями, золотими іскрами при заході сонця. Я все стояла з того боку парохода, де не видно берега, не хотілося мені його бачити, хотіла я бачить море в цілім просторійого, у всійкрасійого, а земля заважала б сьому»…

Следующим летом Леся жила на даче Диалегмено, которую за огромное количество пауков назвала «Виллой Пауччини». В этот приезд к знакомству с южным морем прибавилось знакомство с нестерпимой южной жарой. «…Я сміючись читала вашіскарги на спеку… Кажуть, що моряки, повернувшись з Африки і навіть з екватора, говорили, що там не так жарко, як тут, в Одесі. Тропіки переїхали на лиман!.. Всюди панують матроські костюми, віяла, зонтики, содова вода і морожене. Прикащики в магазинах стоять ізпальмовими віяльцями. Я купила за 10 к. «спасеннядуші», себтовіяльце. Кажуть, у неділю перебувало в городецьких купальнях шість тисяч чоловік. Я зісвоїми ваннами в 29 градусів пропадаю», — писала она домашним. К тому же, в ванны всегда была очередь, когда ни прийди – ранним утром или в поздний обед.

С подругой Маргаритой «Гретхен» Комаровой, 1889 год

Третий приезд Одессу совсем «испортил»: в октябре девушку поместили в заведение немецкого врача-ортопеда Вальтуха, работавшего с массажисткой Гипперт, на Гоголя, 6 (тогда Надеждинской). Они использовали метод вытягивания костей. «Сюди, в Одесу, я приїхала на лихо, бо не тільки масаж не поміг, але, здається, пропало й те, що я загоювала собі Лиманом, Косівщиною, пов’язками і всім лихом і бідою… Після тижня масажної курації нога моя розтроюдилась так, що й ступить булогоді. Тоді я покинула його. Першу ніч я провела тоді, як тінь у Дантовому пеклі, – з плачем і скрежетом зубовним», — жаловалась пациентка брату.

После двухлетнего перерыва, в 1891 году, Леся через Одессу едет во французскую колонию Шабо под Аккерманом на «виноградотерапию». Там посещал ее приятель семьи и композитор Микола Лысенко.

После нескольких появлений в Одессе проездом, по пути из путешествий в Италию, Грецию и Турцию, надолго Леся Украина оказалась здесь в 1904 году. Сдала на продажу в книжный магазин «Нового времени» Суворина экземпляры своего сборника «На крилах пісень» (в «Одесских новостях» вышел отзыв на книгу) и даже собиралась трудоустроиться в журнале «Южные записки», который редактировал поэт Максим Славинский. Однако Славинского забрали в армию, и от затеи пришлось отказаться. В 1905 году в этом журнале вышел русский перевод ее рассказа «Мгновение».

В 1908 году вместе с мужем Климентием Квиткой Леся снова побывала в Одессе ненадолго, проездом, по пути из Ялты в Берлин и затем из Берлина в Евпаторию. Виделась с Комаровыми, которые по просьбе Леси переводили на украинский язык зарубежную классику. В 1910 году снова заезжала к ним по пути из Египта…

13 мая 1913 года Леся Украинка побывала в Одессе в последний раз – чтобы проститься и умереть в Тифлисе.

Многие говорят о том, что одной мемориальной доски (на Жуковского, 27) для такой большой поэтессы Одессе недостаточно. Другие обставляют вопрос политически. Но так или иначе, Одесса сыграла в судьбе Леси Украинки свою роль, и это требует признания и дополнительного изучения.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0 / 5. 0

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: