Жертвы судебной юрисдикции: как общественность Одессы борется с нежелательной застройкой в городе?

Уже не первый год в городе идет активное строительство новых объектов, в большинстве своем, это многоквартирные высотные дома. Против некоторых из них общественность Одессы выступает с протестами, будь то застройка исторического центра или прибрежной зоны. Одесские архитекторы неоднократно говорили о последствиях столь хаотичной застройки города, однако ситуация пока остается неизменной.  В попытках противостоять застройщикам, общественники нередко обращаются в суд. Наш корреспондент пообщался с адвокатом Дмитрием Ткаченко, который на данный момент курирует судебные разбирательства по трем новостроям  на 13-14-й станциях  Большого Фонтана, и следит за другими объектами, против которых выступают одесситы. Адвокат рассказал, как обстоят дела с судебными разбирательствами на Большом Фонтане, а также о том, с какими трудностями сталкиваются общественные деятели, на пути в борьбе против застройщиков.

Буквально вчера, Одесский окружной административный остановил действие предписания Минкульта о запрете проведения строительных работ по адресу ул. Ришельевской, 47 и 49, на месте расположения исторических зданий: типографии Фесенко и Ришельевского театра. Какими могут быть дальнейшие шаги для защиты исторических зданий?

«Первое – это подать апелляцию, и пробовать отменить определение суда первой инстанции. Если апелляционный суд отменит его, то соответственно действие приказа Минкульта вновь продолжится.

Второе – запустить альтернативные процессы, возможно от общественности, хотя это сейчас очень сложно. То, что мы сегодня видим по ЖК «La Mer» и по другой застройке склонов.  Допустим у ребят, по делу о Пространстве на Маячном, которое строят прямо возле моря, там тоже активистам из «Автомайдана» отказали в иске. И эта вся практика показывает, что, к сожалению, ни у общественных организаций, ни у простых одесситов нет на сегодняшний день действенных механизмов защиты интересов громады в судах. Например, просудившись несколько лет в административном суде, оказывается, что люди судились не там и им нужно идти в местный суд.

Общественность становится жертвой судебной юрисдикции, которая неопределенная на сегодняшний день и может меняться со временем. Время проходит, а застройщики продолжают строительные работы и возводят свои объекты. Пока активисты судятся, работы ведутся и в принципе нивелируется вообще значение судебного процесса как такового, потому, что пока мы будем судиться, дом уже будет построен. И к чему я это говорю, чем ждать, допустим, одной апелляции необходимо санкционировать новые процессы, как судебные, так и возможно уголовные, если они имели место при оформлении документов на этот объект.  И в рамках этих процессов действовать, потому что ждать только какого-то одного конкретного решения было бы неправильно.

Приведу пример с  «La Mer». У нас на сегодняшний день хотя бы остался запрет хозяйственного суда на строительные работы. Почему так произошло? Потому что мы, так сказать, «стреляли дробью» — мы запускали всевозможные процессы, которые можно было запустить. Мы обратились в прокуратуру, чтобы прокуроры через суд вернули незаконно проданную землю. Обратились в административный суд по поводу градусловий на сам «La Mer» и отдельно относительно градусловий на подпорную стену. Благодаря этому нам удавалось какое-то время сдерживать строительные работы. И сейчас, на сегодняшний день действует еще один запрет».

Однако, как рассказал Дмитрий Ткаченко, место, где проводятся работы по строительству дороги и, как утверждает застройщик, подпорной стены, находится за одним забором с самой строительной площадкой, где планируют возводить 9-этажный жилой комплекс. По словам адвоката, проконтролировать работы, которые будут проводиться на участке, огражденном забором, не представляется возможным, а полагаться на честность застройщика не приходиться.

Возвращаясь к типографии Фесенко. Что сейчас может сделать прокуратура?

«Прокуратура может обращаться в суд в интересах государственных органов, в случае, если он не выполняет свои обязанности или не качественно их выполняет, либо и вовсе не предпринимает действий для защиты своих интересов. Тогда прокуратура может обратиться в интересах этого органа даже не получая его согласия на то. Это сложно организовать, но такой механизм есть. В случае с типографией Фесенко, прокуратуре возможно лучше даже и не влазить, так как Министерство культуры – это самостоятельный субъект, они должны отреагировать, они должны принимать активное участие в этом процессе. Они должны подать апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции. Прийти в суд и поддержать эту позицию. Это их обязанность. В данном случае идут апелляционные сроки, обжаловать решение можно в период до 15 дней. Ну а прокуратура за это время просто не успеет войти в этот процесс.

Прокуратура может здесь рассматриваться в рамках каких-то более  глобальных вопросов, например, каким образом сам этот объект попал в собственность тех людей, которые его сейчас пытаются перестроить, и превратить в жилой комплекс. На основании чего? Возможно, там были какие-то нарушения. В этом случае прокуратура должна активно себя вести. Допустим, вернуть предыдущему собственнику этот объект, если он был с нарушениями передан текущему собственнику. Вот в этом должна быть их ключевая роль.

Опять же, возвращаясь к примеру с «La Mer». В хозяйственный суд у нас обратилась именно прокуратура, которая действует в интересах государства, с целью вернуть незаконно проданную «Интеграл-Буд» землю. Т.е. фактически прокуратура подала иск против Интеграла против Горсовета с целью вернуть землю обратно Горсовету. Удивительно что сам Горсовет сопротивляется и не хочет ее возвращать».

Сегодня решением Пятого Апелляционного суда компании «Интеграл-Буд» дали разрешение на строительство дороги на 13-й станции Большого Фонтана и, как утверждает застройщик, подпорной стены. Как дальше может развиваться процесс с ЖК «La Mer»?

«27 мая будет заседание в хозяйственном суде. Возможно последнее, потому что суд уже настроен выносить решение. Там мы проходим третьей стороной по делу. Так вот, чтобы вы понимали, прокуратура оплатила довольно большую госпошлину – по ЖК «La Mer» 700 тысяч гривен бюджетных денег, по Графу тоже примерно 300 – 400 тысяч гривен. И если прокуратура проиграет первую инстанцию, то для того, чтоб подать апелляцию необходимо заплатить 150% от суммы госпошлины в первой инстанции. Т.е. в случае с «La Mer» – это 1 млн 50 тыс. грн. Это огромная сумма. И как бы потом не оказалось так, что первая инстанция станет последней, потому что допустим, у прокуратуры не будет денежных средств для подачи апелляции. А мы, как третья сторона не сможем подать апелляционную жалобу, потому что мы просто не соберем столько денег.

Но есть еще один момент. Благодаря журналистам и общественникам, мы узнали, что давным-давно, чуть ли не в 90-е было решение Горсовета о том, что наложен запрет на отчуждение земель в пляжной зоне. Т.е. фактически они определили эту пляжную зону, о которой мы с вами говорим и определили, что там запрещено продавать землю в частную собственность. Это для нас было открытием. Мы не знали об этом решении. А когда начали наводить справки, выяснили, что горсовет его потихонечку частями отменял. Т.е. они решили продать, отменили решение в какой-то части и продали. А вот как раз в той части, где сейчас строятся «La Mer» и «Калипсо», есть вероятность того, что горсовет не отменил это решение. Мы запросили эти документы у горсовета и к следующему заседанию по «La Mer» надеемся, что мы их получим. И если получим, то это будет очень весомым аргументом к тому, что продажа этих земель была незаконной. И он будет весомым по всем трем объектам»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и Facebook

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0 / 5. 0

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: