Об улице, на которой праздновал свадьбу Мишка Япончик

Одной из самых широких и оживленных магистралей центра Одессы является Екатерининская улица. Одни утверждают, что она названа в честь Екатерины II, объявившей «повелеваем быть городу и порту», другие – производят имя улицы от заложенной в ее начале и так и недостроенной церкви Святой Екатерины. Улица имела столь важное значение, что еще до войны ее первой в Одессе покрыли асфальтом. Но главное значение Екатерининской в том, что она была сосредоточением духовности старой Одессы, здесь были сконцентрированы храмы различных религиозных концессий. Дом №55 — старейший из существующих храмов Одессы – Греческая Свято-Троицкая церковь. Мраморная доска на русском и греческом языках удостоверяет, что храм сей был построен (арх. Ф. Фраполли) и освещен еще в 1808 году. В изданной в 1908 году книге  «Греческая церковь Святой Троицы в Одессе» говорится, что «в июне 1803 г. прихожанам греческой временной церкви через уполномоченного Николая Попандопуло было возбуждено ходатайство о разрешении… строить новый храм на месте, где находится временная церковь, но не на углу квартала, а посредине его».

В 1821 г. здесь погребен злодейски убитый турками вселенский Константинопольский патриарх Григорий V. В 1900-1908 гг храм реконструирован под руководством архитектора А.Тодорова. Здесь погребены мать героев освободительной войны братьев Ипсиланти, городской голова Г. Г. Маразли. После революции храм был полуразрушен, и лишь в наши дни после восстановления колокольни и купола ему возвращается былое великолепие. А вот газетное сообщение 1918 года: «На рассвете милиционерами Бульварного участка задержаны в районе Греческой церкви двое грабителей-бомбистов. У одного из них оказалось заряженная бомба… Начато расследование».

Уже в 1975 году в Одессе существовал небольшой деревянный дом молитвы для католиков (Екатерининская, 50). Но Дюк де Ришелье, француз-католик, выделяет целый квартал (Екатерининская, 33) для постройки храма. Это произошло в 1805 году по проекту Ф. Гонсиоровского и Ф. Моранди был сооружен храм во имя Успения Пресвятой Богородицы. В 1935 г. – первое закрытие храма, в нем болгарский клуб (?), три ксендза расстреляны. С 1942 года храм работает, а Екатерининская улица в это время переименовывается в честь фюрера. В 1947 году – второе закрытие храма, оба настоятеля арестованы: француз сгинул в ГУЛАГе, итальянец, отсидев «всего 6 лет», выдворен из СССР.

О былом богатстве кафедрального костела говорит тот факт, что при строительстве после войны железнодорожного вокзала была использована мраморная обмуровка стен и пола, 120 дубовых скамеек (исчезли из залов ожидания недавно), вырваны колонны (поддерживающие купол вокзала). Мраморный алтарь (подарок княгини Нарышкиной-Четвертинской) разбит (часть статуй в Музее западного и восточного искусства), осквернена гробница губернатора Ланжерона.

«Армяно-Григорианская церковь сооружена в 1844 году на добровольные пожертвования армянского общества. В 1853 году куплен дом для причта, в 1894-м – на капитал, завещанный Ф. И. Нацваловым, построена колокольня, а сама церковь расширена». Во время войны храм пострадал от бомбежек, в 1952 году – разобран, а община разогнана, на его месте сооружен жилой дом (Екатерининская, 69). В наши дни армяне соорудили великолепный храм Св. Григория на Гагаринском плато в Аркадии.

На месте дома по Екатерининской улице, 89, в 1886 году в англо-готическом стиле была выстроена так называемая Холодная синагога. После революции она была снесена, и, как свидетельствуют очевидцы, на ее месте однажды состоялся… футбольный парад, где на ударнике играл… будущий композитор Модест Табачников. Сегодня лишь ваза  во дворе нового дома напоминает о храме.

Менее известны другие храмы на Екатерининской улице. При лицее, в доме Вагнера, существовала Лицейская церковь, 4 февраля 1840 года в ней «высокопреосвященным Гавриилом была совершена Божественная литургия» по случаю открытия общества истории и древностей.

Екатерининская улица считалась гостиничной меккой для приезжих. Фешенебельных гостиниц здесь не было, но люди среднего достатка охотно селились в недорогих номерах. Впрочем, здесь проживали и знаменитости: в №46 – гостиница «Страсбург», в 1885 году в ней жил великий румынский поэт Михай Эминеску, здесь «отдыхал» после завоза в Одессу «Искры» Иван Загубанский.

По окончании учебы в университете будущий премьер-министр С.Ю.Витте жил в гостинице «Неаполь» (№50) и в мемуарах рассказывал, как из окна гостиничного номера наблюдал беспорядки 1871 года – «пехота ходила на толпу со штыками». При гостинице «Ростов» (№66) в 1880 г. размещалась конспиративная квартира народовольцев В.Фигнер и Н. Кибальчича, замысливших убить царя. Бывал тут и брат Кибальчича – Лев, эмигрировавший после революции, а его сын Виктор (племянник революционера) попал в ГУЛАГ и, лишь отсидев, уехал в Мексику по ходатайству … Ромена Роллана.

Здесь были гостиницы «Пале-Рояль» (№12), «Венеция» (№22), «Гамбург» (№49), «Южная» (№78), «Англия» (№38), «Кавказ» (№47), «Бессарабия» (№40), «Националь» (№42), а на воротах дома №39, где некогда была гостиница «Америка», уцелело изображение… доллара.

Дом №80 принадлежит Бейле Двойрис, о чем напоминают инициалы с датой «БД 1893». Свадьба Мишки Япончика с красоткой Цилей была именно в «танцзале Двойрис», а после революции здесь фабрика варенья и повидла, бывшая «Белие», здесь же размещалась синагога «Хевра-Хених-Гайлудим». В №85 с 1920 года живет семья композитора Модеста Табачникова, здесь фруктовая торговля гражданина Стамма, книжный магазин «Рассвет», финское пароходное общество «Америка, Африка, Австралия», а в придачу детская лечебница д-ра Р.И. Дробинского. В №87, построенном в 1900 году архитектором Валерианом Шмидтом, родился один из родоначальников квантовой электродинамики Марк Альперин.

В доме №6 проживал легендарный журналист «Большевистского знамени» (девичья фамилия газеты «Юг») Давид Листвойб (литературный псевдоним Лист). К нему, как сообщила Е. Колтунова, захаживали автор нового и старого гимна Сергей Михалков и… родственник И.В. Сталина Федов Аллилуев (дядя Светланы). В доме №8, принадлежавшем Ольге Скаржинской, находилась контора газеты «Одесские новости», а с февраля 1920 года – захватчик –правопреемник – газета «Одесский коммунист», затем еще один правопреемник – корпункт «Правды Украины», где трудился собкором товарищ Борис Щаранский – отец известного диссидента Натана Щаранского – министра торговли и промышленности Израиля. При этом отец являлся сценаристом кинофильма «Сделка» совместно с корифеем украинского кинематографа А. Довженко. Дом №18 принадлежал автору популярных путеводителей Алексею Распопову; здесь была до революции библиотека «Родное слово» и проживал редактор популярного журнала «Архитектура и строительство» Сергей Завалко. А дом №20 принадлежал Р.Ф.Колпакчи, здесь некогда была Купеческая управа, но Розина Францевна решила, что вместо чиновников уместнее… игрушки. И Юрий Олеша вспоминал: «В магазине Колпакчи на Екатерининской улице продавались детские игрушки. Привлекали к себе внимание … волшебные фонари». В доме №27 на участке Фальц-Фейнов многие годы был Художественный театр. Одесситы были потрясены сообщением в прессе: «Агенты австрийской власти, явившись в Художественный театр, были поражены характером, содержанием песенок госпожи Дарьяловой… к ней в уборную явились два австрийских офицера и в корректной, но решительной форме заявили – вы арестованы». Можно сказать, что для Дарьяловой началась голгофа, тем более, что в здании длительный период находился иллюзион гражданина Островского, где демонстрировалась панорама «Голгофа». Одесситы с волнением читали в газетах: «В понедельник вечером дочь коммерсанта Рая Липшиц сломала свою ногу под велосипедом», и для выражения соболезнований одесситы принялись выяснять адрес несчастного предпринимателя. Оказалось, что Давид Шаевич Липшиц проживает на Екатерининской, 29, опять-таки рядом с «Голгофой». В №59 в начале XX века жил с семьей Эдуард Багрицкий, здесь находилось еврейское мужское училище М.Д. Телера, с которым Багрицкие (Дзюбы) дружили семьями.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Славилась Екатерининская улица первоклассными ресторанами Известные фельетонисты Л.Тубельский и П. Рыжей («Братья Тур») в очерке «Одесса» писали: «Француз Робина был истинным магистром кабацького искусства, когда-то он был метрдотелем парижского шантана Фоли Бержер». У Робина был сумасшедший дирижер, который «дирижировал оркестром, сидя верхом на рыжей кобыле в одном нижнем белье». Посуда здесь была серебряная с золотыми приборами. После революции Робин сбежал, а на доме №12 сменились вывески: «Булонский» на «Грузинский Лувр», «Волна», «РомаНия» (в оккупацию), снова «Волна» и, наконец, «Украина». А в доме, по стилю перекликающемся с домом фирмы «Зингер» на Невском проспекте в Петербурге, давно нет магазина готового платья гражданина Тульчинского, конторы по реализации дубового паркета гражданина Штерна. Не уступал по шику расположенный наискосок ресторан «Фанкони». М.Водяной, проживавший на Екатерининской, 15, в очерке «Воспоминания о Друге», приводит эпизод: «Однажды к Леониду Осиповичу Утесову прибежал испуганный коллега «Ледя, помоги, у меня украли фрак, это катастрофа. Скажи Мишке Япончику; что мне не в чем работать». И Утесов направился в кафе «Фанкони», где «был своеобразный штаб Япончика». История окончилась благополучно, «через полчаса пострадавший получил 18 франков на выбор».

Здесь же собиралась прочая элита Одессы: Бунин, Куприн, Шаляпин, Кабель, Заикин, Уточкин, Поддубный, в январе 1914 года в кафе выступил В.Маяковский. Все проходит в этом мире, и с февраля 1920 года здесь «Клуб военморов имени лейтенанта Шмидта», затем столовая №68.

Сегодня можно найти на Екатерининской улице немало следов былого великолепия: мозаику на доме №3, выполненную к выставке 1910 года – здесь жил Уточкин; дом с барельефами, во дворе №6, здесь был иллюзион «Урания» — первый отечественный научный кинематограф, в помещении располагалась также «художественная студия Тезабровского», куда, для усиления краеведения, пригласили в худсовет Александра Дерибаса. Освободившиеся после ремонта таблички на доме Лантье (№9); великолепный мраморный портал на доме №14, где сохранились подписи на итальянском языке «Мраморщик Менционе». Привлекает внимание дом №21 с надписью на воротах «1842» — принадлежал купцу Посохову, где, как утверждал историк А. Маркевич, «было мусульманское кладбище».

Источник: книга «Одесса. Портреты улиц», автор В. Нетребский, В. Шерстобитов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1.3 / 5. 3

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: