Граф Ланжерон: военный и остроумный градоначальник Одессы

В этот день, 258 лет назад родился Александр Фёдорович Ланжерон, который вошел в историю Одессы, как преданный и любящий город градоначальник.

Граф Ланжерон, как и его друг Дюк де Ришелье — еще один французский аристократ, перешедший на службу Российской империи и оставивший по себе добрую память в истории Одессы. Может быть, звезда его славы не так ярко сияет в сравнении с предшественником Дюком, и преемником князем Воронцовым. Однако, учитывая, что градоначальником Одессы Ланжерон пробыл недолго и настоящим его призванием была военная служба, то сделал он для Одессы очень много.

Александр Фёдорович Ланжерон  родился 24 января в 1763 году в Париже. В 16 лет он пошел в армию, а уже в 19 поступил во Французский экспедиционный корпус, который направился в помощь сражающимся за независимость США против Англии.

После великой французской революции становится эмигрантом и поступает на службу в Российскую империю. После победы над Наполеоном и воцарения мира, Ланжерон получает назначение одесским градоначальником и генерал-губернатором, сменив вернувшегося во Францию Дюка. Ришелье сам порекомендовал своего преемника и снабдил его нужными материалами и сведениями, а Ланжерон, в свою очередь, не прерывал общение с Дюком по делам, касающимся Одессы. Как отмечали современники, эти два француза, связанные дружбой, были полной противоположностью друг друга. Ришелье был скромен, застенчив, тогда как в Ланжероне было много истинно французской легкости, чудачества, солдатской бравады. Он был неравнодушен к писательству и часто упрашивал своего друга Пушкина, бывавшего на даче Ланжерона, выслушивать его стихи и пьесы.

Современники Ланжерона говорили, что граф славился своей рассеянностью: как-то на весь день запер в комнате императора Александра I. Ланжерон, выходящий на службу всегда очень рано, чтобы не разбудить остановившегося у него государя, вывел из своего дома и всю прислугу, после чего, по рассеянности, запер двери. За заботами вспомнил он о высоком госте, только когда наступило время обедать. Он стремглав бросился домой и выпустил пленника на свободу. Видя обезумевшего от страха прославившегося многочисленными ратными подвигами боевого генерала, император не смог сдержать громогласный хохот. На этом инцидент был исчерпан…

Когда Александр I впервые посетил Одессу в 1818 году, он выразил полное удовлетворение ее быстрым развитием и подарил городу 40 тысяч рублей на модернизацию карантина и строительство водопровода. Кроме того, был дан приказ кораблям Черноморского флота перевозить из Крыма в Одессу брусчатку для мощения дорог. Так, юная Одесса при Ланжероне начинает вылезать из непролазной грязи: первыми гранитной шашкой покрываются важнейшие городские магистрали — Херсонский и Карантинный спуски.

Ланжерон достойно продолжил все начинания Ришелье в Одессе. Именно при нем в 1819 году город получил наконец-то статус порто-франко («вольной гавани»). Одесса была окружена широким рвом, а на Пересыпи и Молдаванке обустроены таможни — в зону порто-франко же можно было ввозить товары без пошлины. Это многократно увеличило товарооборот и упрочило торговые позиции Одессы. Ланжерон в 1817 году завершил еще одно начинание Дюка и открыл Ришельевский лицей — второй в Российской империи после Царскосельского. Через 50 лет лицей был преобразован в Новороссийский университет. В Одессе при Ланжероне появилась первая газета — франкоязычная «Мессаже де ля Руси меридиональ». Кстати, и «Одесский вестник» поначалу печатался на двух языках, русском и французском.

При Ланжероне был обустроен Ботанический сад, улицы обсаживались деревьями, становились более опрятными и благоустроенными. В Городском саду открылось заведение минеральных вод. От Ланжерона жители города узнали трагическую весть о смерти любимого градоначальника Дюка Ришелье. Граф сразу же начал сбор средств на памятник другу и соотечественнику.

Ланжерон управлял краем до 1823 года, потом ненадолго уехал во Францию. Последние годы Ланжерон жил на улице, которая позже была названа в честь него, в доме, у ворот которого стояли две трофейные турецкие пушки, ставшие объектом острот и еще одной легендой Старой Одессы.

Ланжерон славился своим остроумием и, порой колкими фразами. Так, успокаивая горько плачущую жену умершего одесского плац-майора, картежника и бесшабашного гуляки, Ланжерон сочувственно произнес:

— Утешьтесь! Теперь, по крайней мере, вы точно будете знать, где он проводит все ночи…

…На одном из приемов в Санкт-Петербурге наш градоначальник и управляющий Новороссийским краем сказал одной не в меру болтливой даме:

— Уверен, что вы недавно вернулись с юга.

— Граф, а как вы догадались?

— О, у вас такой загорелый язык…

…Проезжая бескрайними украинскими степями, Ланжерон в корчме встретил княжну Голицыну и поделился своими впечатлениями:

— Пейзажи вокруг совершенно великолепные! Но вот из удобств имеется только водка…

Умер Ланжерон от холеры в Санкт-Петербурге. Этот мужественный человек, боевой генерал, почему-то всегда боялся заболеть именно этим недугом. Невероятно, но даже в завещании, написанном задолго до смерти, сказано: «Умирая от холеры…». Как завещал граф, тело Ланжерона перевезли в Одессу и похоронили в католической церкви на Екатерининской.

Кроме названия улицы, о замечательном одесском градоначальнике и управляющем Новороссийским краем напоминают его дом на углу этой улицы и Гаванной, а также чудом сохранившаяся арка в Александровском парке (ныне парк им. Шевченко) — все, что осталось от прекрасной дачи Ланжерона. Под этой аркой одесситы и гости Города проходят, направляясь на самый посещаемый пляж «Ланжерон».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0 / 5. 0

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: