«Все держалось на трех китах: бизнес, наука и деятельный гуманизм». Как в Одессе появилась медицина.

Представляем вашему вниманию статью, опубликованную в выпуске еврейского журнала «Мигдаль — Times», посвященного одесским врачам.

Медицина. Сделано в Одессе. Автор: Инна Найдис

Когда в Музее истории евреев Одессы «Мигдаль- Шорашим» задумывалась выставка «Врачи одесского профиля», еще не было пандемии коронавируса, и еще никто не знал, что вопросы медицины станут столь актуальны.

По мере ознакомления с материалами, хранящимися в Еврейском музее, Одесской государственной научной библиотеке (ОГНБ), областном архиве (ГАОО) и в личных архивах и коллекциях, стала выкристаллизовываться мысль о том, что организация здравоохранения до революции шла совсем другим путем, чем в советские и нынешние времена. В СССР забота о здоровье населения была прерогативой государства, а в царской России государство долгое время отвечало на запросы «снизу» и выполняло разрешительную функцию. Медики требовались для военных нужд, во время эпидемий и для лечения царских особ. Остальные заботились о себе сами, прибегая к услугам местных лекарей и знахарей.

Лишь в 1737 г. в ответ на донесение Медицинской канцелярии императрице Анне Иоанновне о необходимости введения в крупных городах должности лекарей, было получено величайшее дозволение учредить должность городского врача.

Итак, Одессе выпало родиться во времена, когда городские врачи уже существовали, и в 1798 г. достичь статуса города с врачом. Согласно исследованиям К. Васильева, в 1817 г. Одессе полагается один городской врач  с жалованием 600 рублей в год и одна повивальная бабка с жалованием 200 рублей. В 1840-х – уже 4 врача,  по одному на каждую часть города, и к 1871 г. — 7 врачей, по числу полицейских участков. Это число не увеличивалось вплоть до революции.

В начале 19 века городское управление не принимало никакого участия в организации дела охраны общественного здравия. Эта организация всецело принадлежала административной власти, а наблюдение за исполнением всех установленных законом мер по здравоохранению вверено было городским врачам ми полиции». И лишь с «введением в 1870 г. в Одессе городского положения … город все больше начинает заниматься организацией оказания лечебно-профилактической и санитарно- противоэпидемической помощи населению.

Как же «лечился» город, население которого в 1820 г. достигло 50 тысяч, в 1873-м — 194-х, а в 1912-м — свыше 498 тысяч?

Постепенно в молодом городе открывались больницы и различные общественные медицинские организации, но, в основном, медицинскую помощь населению оказывали врачи, имеющие частную практику. Некоторые из них, накопив капитал или имея его изначально, открывали собственные лечебницы (как, например, лечебницы Л.М. Дрознеса, Я.В. Зильберберга, А.Я. Тригера и А.М. Бараника), бальнеологические заведения (Я.У. Ландесмана, М.М. Шорштейна, Я.Н. Валика, С.С. Рабиновича и А.А. Ясиновского, А.Б. Воллернера и др.).

Одесская медицина, как и, собственно, сама Одесса, зиждилась на трех китах: бизнес, наука и деятельный гуманизм. Профессия врача предполагала приличный доход. Некоторые врачи владели недвижимостью, содержали частные заведения. Известный хирург Я. Зильберберг содержал еврейское мужское училище. У терапевта Л. Бухштаба был собственный дом на Троицкой, 32.

Многие врачи пользовали бедных пациентов бесплатно, жертвовали деньги на различные приюты и помощь в организации. Почти в каждой такой организации в списке и попечителей или организаторов числились врачи. Но прежде всего медики самоорганизовывались. Способствовала этому беда — третья эпидемия холеры в 1848 году. Для борьбы с эпидемией был создан «Предохранительный против холеры комитет». Когда эпидемия закончилась члены комитета решили продолжить собираться для того чтобы делиться опытом обсуждать насущные проблемы засчитывать доклады и способствовать улучшению системы здравоохранения Одессы. В результате было создано общество одесских врачей (ООВ). Во многом благодаря ему Одесса стала флагманом не только российской но и мировой медицины.

Многое в истории Одессы калибруется словом «впервые»: впервые карантин на Чёрном море был организован в Одессе. Впервые в мире в борьбе с холерой в качестве антисептика была успешно применена хлорная известь. Была открыта первая в России бактериологическая станция; получено сыворотка против дифтерии; организма кафедра микробиологии в новороссийском университете . Три последних событий непосредственно связаны с именем знаменитого доктора Я. Ю. Бардаха. Добавим к этому перечню и «Скорую помощь»

Такие подвижки в здравоохранении города вызваны не только интересом к науке и профессионализмом. По отчетам различных медицинских обществ, газетным публикациям, воспоминаниям современников вырисовывается фигура врача. Это человек с чувством собственного достоинства, не зависящий от работодателя и движимый желанием общественного блага – заботой не только о здоровье сограждан, но и о создании социальных общественных устроений. Впрочем, последнее характерно не только для врачей, но и для других состоятельных граждан вольного города Одесса.

Так, например, известный Валиховский переулок, где расположены различные медицинские учреждения города, имеет следующую историю.

Леопольд Валлих (из галицийских евреев) — биржевой маклер, гофмаклер Одесского коммерческого суда — владел крупными хлебными амбарами на Безыменной площади, примыкавшими к территории Старой городской больницы. В 1880 году по его завещанию два больших магазина перешли городу под богадельню. В 1891 году скончалась и вдова Валлиха, оставив 300 тысяч франков (117 446 руб.) на переоборудование и устройство задуманного её супругом приюта «для старых и немощных мужчин и женщин, с отделением для детей» — хронических больных из городской больницы, которых некуда было выписать.  Приют был построен и сегодня это главный корпус инфекционной больницы.
Среди крупных одесских благотворителей Олег Губарь называет Ашкенази, Вайнбергов, Гуровичей, Ефрусси, Пурицев,  Рафаиловичей, Трахтенбергов, Харисов. К этому списку предпринимателей необходимо добавить и врачей. Со дня создания общества вспомоществования бедным родильницам врачи работали в нём безвозмездно. Многие годы управлял делами этого общества С.М. Маргулиес (1832 – 1898), а затем – И.Г. Мандельштам 1847 – 1921).

Я. Ю. Бардах бесплатно работал на «Скорой помощи».  И. С. Гешелин открыл школу для глухонемых еврейских детей.  Подобных примеров заботы здравоохранения и создания его структуры в Одессе множество. Думается ни одной из религиозных национальных общин нельзя отдать пальму первенства в благотворительности и в создании медицинских структур города. Создаётся впечатление, что видные люди этих общин чуть ли не соревновались в попечение об Одесском здравоохранении. Причём религиозные или национальные различия не делали медицинское учреждение недоступным для и для работы в них врачей и младшего медперсонала. В обществе одесских врачей, судя по его отчетам, тоже не наблюдалось конкуренции или розни по этим признакам. Лишь во времена черносотенцев в пику Обществу, в списках которого числилось немало звучных еврейских фамилий было создано Общество русских врачей. Но на этом факте его история, кажется, и исчерпывается.

Одессе повезло — основы ее медицины закладывали такие светила как Н. И. Пирогов, И.И. Мечников, И. М. Сеченов, Н. В. Склифосовский, В. П. Филатов. На рубеже 19-20 вв, в Одессе существовала очень сильная научная школа, практически во всех областях медицины – в хирургии, бактериологии, психиатрии, офтальмологии и др. Практикующие врачи не только лечили население, но и совершали открытия, изобретали инструментарий (например, держатель раны при наложении швов Я. Зильберберга) и методологию (к примеру, техника артериального шва А. Ясиновского).

Плотная научная среда Одесса порождала выдающихся ученых. Но этот город всегда относился расточительно к своим гениям. Часть их из-за антисемитизма уехала и состоялась на Западе, а тем, что остались, не всегда удавалось реализовать свое открытие.

В связи с этим хочется упомянуть бактериолога Игнатия Горациевича Шиллера (1879 -1971). Проработав пять лет в парижской лаборатории Мечникова, он открыл «насильственный антагонизм микробов» и выделил лизины — фактически первые антибиотики. Статью о своем открытии ученый опубликовал в 1915 году. На коммерческое предложение никого француза открыть производство нового лекарства этот еврей австрийского происхождения ответил, что подарит его своей Родине – России… Кто-нибудь слышал это имя? Когда И. Шиллер вернулся на родину в 1915 году, России было не до ученых и их открытий. В 1845 году, создатель стрептомицина Зельман Ваксман, высоко оценил идеи Шиллера, сославшись на его статью 1915 года. Но поезд, как говорится, ушёл.
Мы заслуженно порицаем СССР за все его преступления, но советская система здравоохранения, хоть и отставала от западной, все-таки была мощной и общедоступной (за исключением ведомственной, особенно кремлевской) и долго держалась на принципах врачей дореволюционной закалки. Кстати, профессиональные медосмотры и регулярное санирование зубной полости у детей были введены еще до революции, во всяком случае, в Одессе. Сейчас эта система практически разрушена, включая разграбленные и захваченные санатории и клиники, низведенные до нищеты больницы, погрязший в захватнических войнах одесский медин.

Славные дни одесской медицины, увы, давно миновали, и не потому, что наш город перестал рождать таланты. Причина, думаю, кроется в том, что указания спускаются свыше, но не подкрепляются финансово. Потому что вопросы здравоохранения решают администраторы, оторванные от медицинской практики, заинтересованные в личном финансовом благополучии и карьерном росте, в то время как практикующие врачи получают унизительную нищенскую зарплату. Огромное число неимущих в нашей бедной стране лишено возможности получить достойную медицинскую помощь. Сердце разрывается от регулярно публикуемых в интернете криков о помощи, о сборе денег на спасение жизни ребенка или взрослого. Зависимые и нищие врачи не могут образовать профессиональную корпорацию, способную влиять на качество одесской медицины.

Надежда на изменения такого положения, как всегда, пришла с бедой. Пандемия Сovid-19 уровняла всех — богатых и бедных, власть имущих и бесправных: казалось, что либо на борьбу с пандемией будут брошены совместные усилия либо последний бомж будет преследовать угрозу заражения для всех. Бизнесмены, как люди более предприимчивые и независимые, в отличие администрации города и области оказали беспрецедентную помощи детским учреждениям.

Эпидемии, к счастью, заканчиваются но будем надеяться, что видные люди города, не прекратят свою заботу о его здоровье. Потому что, например, более опасное замалчиваемая эпидемия туберкулеза все еще не заботит административных деятелей, а дня «Белого цветка» у нас нет. Одна надежда на бизнесменов и славную» Корпорацию монстров» — волонтерскую организацию базирующаяся на помощь «всем миром».

В еврейском музее сейчас проходит уникальная выставка «Врачи одесского профиля», которая продлится еще несколько месяцев.

Справка: «День белого» цветка впервые был устроен в Швеции 1 мая 1908 года. В Российской империи он впервые прошел 20 апреля 1911 года . За столицей буквально тут же потянулись и другие города Российской империи, в том числе и Одесса, где этот день был проведён уже 23 апреля 1911 года. Собирали средства знатные дамы. После того как жертвователь опускал деньги в специальную кружку его одежду украшали белыми цветком. Эту акцию описала в последствии наш земляк Валентин Катаев в повести «Разбитая жизнь или Волшебный Рог Оберона». В предвоенном, 1913 году, сборы пользу больных туберкулезом в Одессе составляли около 300 тысяч рублей. В пересчете на нынешнюю покупательную способность это равно нескольким миллионам гривен.

Редакция газеты «Общественный Прибой» размещает материал на правах СМИ и может не разделять позицию автора.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал и Facebook

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 / 5. 1

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: