Лечение душевнобольных в Одессе: исторические хроники

История становления профессиональной психиатрической помощи в Одессе полна скандалов, судебных разбирательств, случаев казнокрадства и примеров бюрократического равнодушия. Ярким документом является 300-страничный труд «На суд общественности: правда об одесской психиатрической эпопее» Бориса Шпаковского, который одно время возглавлял одесскую лечебницу для душевнобольных.

Высокая общая заболеваемость, плохие санитарные условия в городе, повторяющиеся эпидемии чумы и холеры, высокая детская смертность – одесситы в первой половине XIX века крайне нуждались в психиатрической помощи. Первое специализированное отделение при городской больнице открылось в 1833 году в нижнем этаже флигеля бывшей казармы на Пастера. Но поскольку состоятельные горожане привычно ездили подлечить нервишки за границу, в Швейцарию, например, то содержание больных в Одессе не соответствовало элементарным гигиеническим требованиям. Такой вывод сделала официальная инспекция Министерства внутренних дел, предпринятая в 1842 году. Министр докладывал: «Крайнее неустройство некоторых домов умалишённых обратило на себя моё внимание. Только в Харькове такое заведение в каком-то смысле соответствует своему назначению, все же прочие – суть ничто иное, как более или менее удобные для презрения умалишённых помещения, в которых эти несчастные остаются без всякого лечения по той особенно причине, что самое устройство заведений решительно не представляет никаких к тому способов».

Как результат, был отдан циркуляр о строительстве в восьми городах империи домов умалишённых, в том числе и в Одессе. Но в итоге одесское отделение всего лишь расширили пристройками – и то губернатор пытался обосновать невозможность реализации данного проекта, а потом и вовсе началась Крымская война. В 1860-х к обсуждению проекта пригласили архитектора Гонсиоровского, которое закончилось предложением по причине дороговизны перенести строительство в Екатеринослав, Симферополь или Вознесенск.

После длительной бюрократической канители психиатрическая больница в Одессе открылась лишь в 1892 году на Слободке. Выстроена она была по проекту архитектора Юрия Мелентьевича Дмитренко. Присутствовавший на церемонии открытия выдающийся учёный в сфере психиатрии Иван Алексеевич Сикорский (отец известного конструктора) выразил даже уверенность, что, поскольку в лечебнице «многое ново, многое оригинально», то «значительно увеличится процент выздоравливающих и значительно уменьшится процент беспокойных больных». «Всякий, кто увидит устроенную Одессой лечебницу, будет поражён широкой инициативой, щедростью и высоким пониманием задач, которые предстоит осуществить городу», — заявил он, увидев 8 отделений, отдельную колонию для психохроников из шести павильонов, мастерские для восстановительной терапии, клуб, квартиры для персонала и новейшее медицинское оснащение.

Бронислава Шпаковского, руководившего организацией лечебницы, в 1897 уволили за «упущения на службе» и из Одессы в конечном итоге выжили. Его преемников обвиняли в неподобающем поведении по отношению к пациентам, одного из них даже – в избиении пациента и подтасовке в отчёте обстоятельств, приведших к его смерти. Обстановка нормализовалась лишь в 1901 году с назначением старшим врачом Бронислава Ивановича Воротынского (1865-1925). В советское время, с 1921 года и почти до конца жизни в 1954 году руководил больницей Лев Исаевич Айхенвальд, сын потомственного почётного гражданина, в течение многих лет исполнявшего обязанности «городового раввина» Одессы. Медицине он обучался в Дерптском (ныне Тартуском) университете. За жизнь Лев Айхенвальд оставил более 70 работ в области судебной психиатрии и психиатрического законодательства (первое его образование было на юридическом факультете Новороссийского университета), а также сотни спасённых жизней пациентов: смертность в больнице в 1919 году составляла 28%, а уже в 1922 снизилась до 12,5%. Хотя, как следует из отчёта главврача 1923 года, питание больных было малокалорийным, калориферное отопление вышло из строя, в отделениях стояли железные печи типа окопных, водопроводные и канализационные трубы на многих участках пришли в негодность (при том, что не функционировала баня), электрический свет подавался лишь до часу ночи, а затем отделения освещались коптилками.

В 1930-е успешно внедряются новые методы лечения, как результат налаживания сотрудничества с кафедрой психиатрии мединститута, возглавляемой Евгением Александровичем Шевалёвым (1878-1946). В годы оккупации именно он принял на себя руководство больницей и спас от уничтожения многих евреев, за что в 2001 году был признан Праведником Народов Мира.

В 1972 году больницу на Слободке возглавил Роман Яковлевич Марьянчик и руководил ею до своей смерти в 1980 году, вернув лицо начавшему снова угасать медучреждению. Он больных не лечил – он их «реабилитировал», считая теми же заключёнными, только наказанными «за нарушение психической нормы».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3.5 / 5. 2

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: