Евгений Соловьёв: Все, что мы делаем в спорте, должно усиливать нас в бизнесе

В конце октября в городе Альби состоялся Открытый чемпионат Франции по бегу «ALBI24H-2021». Длина дистанции этого ультрамарафона составляла 100 километров. Единственным украинцем, принимавшим участие в этом мероприятии, оказался бизнесмен, генеральный директор компании «SEA GATE» и акционер Young Business Club Одесса – Евгений Соловьев.

Евгений смог не просто финишировать в принципе, но и в своей возрастной категории занять третье место, в общем зачете — 19-е, а среди мужчин — 13-е место. Но всего этого могло не быть. Прямо перед поездкой он получил травму, лишился «саппорта», его семья заболела коронавирусом, а сам он по дороге из аэропорта чуть не попал в аварию. Чем пришлось пожертвовать, а что приобрести, Евгений Соловьев рассказал в эксклюзивном интервью.

— Что делал украинский бизнесмен Евгений Соловьёв на «Открытом чемпионате Франции по бегу», как вы туда попали?

— В кругу друзей-бизнесменов, где-то год назад, мы ставили перед собой определенные цели на 2021 год. Среди этих целей были и цели спортивного плана, и они должны были быть какими-то интересными. Особо не задумываясь, я озвучил, что пробегу 100 километров в 2021 году, и выберу для этого какое-то значимое мероприятие за пределами Украины. Это все происходило в карантин, поэтому не было понятно, можно ли в принципе будет куда-то уехать, потому что на тот момент выехать можно было только в Турцию и Египет, где, естественно, ничего подобного не проводилось. А бежать просто из Одессы в сторону Киева 50 км и возвращаться обратно мне очень не хотелось.

В середине лета надежды на то, что я смогу куда-то поехать и пробежать 100 км практически иссякли. На очередной встрече мы проговорили эту ситуацию, но коллеги сказали: раз пообещал — нужно делать, независимо от того, где ты будешь это делать. Если дал слово, значит нужно выполнить. И мы решили, что если не получается пробежать какое-то значимое спортивное событие или чемпионат в Европе, значит нужно пробежать в Украине. Но лично мне бежать здесь неинтересно, всегда хочется поучаствовать не с самим собой, а с соперниками-спортсменами на профессиональном спортивном мероприятии, и я начал смотреть, какие мероприятия есть на осень, и куда можно выехать. И единственное, что я нашел, это «Открытый чемпионат Франции». Я решил готовиться наугад, не понимая, получится ли туда вообще поехать. На тот момент стало понятно, что с прививками можно выезжать, и я пошел сделал прививки. Потом я зарегистрировался и начал подготовку к мероприятию.

— Это можно назвать неким выполнением обязательств?

— Да, безусловно, это выполнение обязательств. И эти качества очень важны для бизнесмена. Их в себе нужно воспитывать. И из спорта переводить на бизнес и обратно.

— 100 километров – это не шутки, нужна серьезная подготовка с тренером.

— Мой тренер, Юлия Тарасова, кстати, чемпионка мира по бегу на 100 километров, сразу сказала, что остается всего три месяца, а за такое время подготовиться и пробежать 100 км — очень рискованно. Тем более, что я еще не бегал даже марафон. То есть нам, в процессе подготовки, нужно было пробежать марафон в 42 км, а желательно два марафона. И один из них должен был скоро состояться в Днепре.

Тренер не стала ручаться за результат, ведь может быть все, что угодно. Я должен быть готов к тому, что могу получить травму, не выйти на нужную форму. Поэтому все на мой страх и риск. За три месяца готовиться пробежать 100 км — нужно быть сумасшедшим. Я говорю тренеру: раз слово дал — делаем. Она сказала, что если очень нужно пробежать, то подготовит меня, но важно четко следовать режиму. Если готов, то вперёд.

Она показала мне мою программу, где первую неделю нужно бегать 30 км, и резко со следующей недели начать бегать 100 км. Это огромная нагрузка на колени и на ноги. Нужно было увеличить объем в три раза. Мы начали подготовку, и через неделю начали болеть колени. Тренер назначила отдых, препараты, через семь дней стало лучше, уже выходил на 100-120 км в неделю.

— Как прошел ваш первый марафон, первые 42 километра?

— За неделю до моего первого в жизни марафона, я получаю травму. Причем не во время бега, а во время АФН (альтернативной физической нагрузки). Но ничего страшного, марафон пробегаю нормально, в тренировочном темпе, в «лайт» режиме, задачи форсировать события не было. Пробежал за 3 часа 42 минуты. Важно, чтобы после него не было проблем с ногами, крепатуры, даже травма не проявилась. И это нам вселило оптимизм. Тренер сказала, что, скорее всего, все должно быть хорошо. Через две недели мы делаем еще один забег на 40 км в тренировочном режиме и выходим на то, что 100 км мы должны и будем бежать.

— Я правильно понимаю, что вы были единственным украинцем на этом мероприятии?

— Да, я там был единственным украинцем. Я когда туда приехал и пришел на получение стартового пакета, там были очень удивлены, что я приехал из Украины, один, без команды. И старались всячески помочь, показывали, рассказывали, как все устроено, где, что и как.

— А почему вы были без команды?

— Это отдельная история. Со мной должен был ехать мой друг, чтобы обеспечивать мне «саппорт», помогать по питанию, разогревать еду, потому что 50 км, например, это такой рубеж, когда все хорошо, ты можешь там питаться, как при обычном марафоне, а с 50-го километра уже начинается все самое неинтересное. Там уже нужно использовать обычную еду, такую как черный хлеб, апельсины, колбасу, дальше организм уже использует жиры. И почему еще нужно разбавлять с обычными продуктами, может просто остановиться желудок, организм штука сложная. Он смотрит, что можно отключить, чтобы экономить энергию, он то и отключает, а первое, что он отключает — это желудочно-кишечный тракт. И если вдруг это произойдет, если вовремя его не накормить правильной едой, ты уже не добежишь. То есть то, что ты будешь кушать, оно будет просто стоять и все. Следующее, что он отключает — это ориентацию, грубо говоря — мозг. Когда человек уже просто падает, теряет сознание, может не соображать, поэтому важно было сохранить вот это состояние и поддерживать его.

В общем, мой друг должен был ехать со мной, но прямо в день вылета его не выпустили из страны. А у него часть провизии. Его вторая прививка сначала не подтянулась в «Дие», а потом, когда подтянулась, оказалось, что для поездки во Францию после прививки должно пройти семь дней, и его не пустили. Поэтому я улетел сам.

Я понимаю, что я остаюсь один. И тут же еще была одна ситуация: вся моя семья заболевает «ковидом», как раз за два дня до моего вылета. Я понимаю, что я тоже в зоне риска. Несмотря на то, что я привит, каждый день делаю тесты, у меня показывает отрицательный результат. Но я чувствую, что покашливаю немного, и есть риск. Я прилетаю во Францию, чувствую себя неважно. Кажется даже, что есть температура, но раз приехал, значит нужно готовиться, а там уже будет видно. И в день старта у меня все проходит, хотя за день до старта у меня и колено болело почему-то. Я понимаю, что все хорошо, я готов, я буду бежать.

— Как решился вопрос с питанием?

— Поскольку я остаюсь один и «саппорта» никакого нет, значит мне придется останавливаться и готовить себе еду, подогревать ее. Я просто взял скотч, взял листики бумаги, написал, на каком километре что нужно кушать, что пить и поскладывал, чтобы ничего не пропустить, потому что на этих нагрузках можно банально забыть, что тебе нужно. И все равно я пропустил одно очень важное питание, как раз на 55-м километре, тогда у меня и начались первые проблемы. 50 км я прошел отлично, а на 53-54 км у меня начало все болеть, ноги болели, я не мог ускориться, я замедлился, и в этот момент пропустил питание. Звоню тренеру: что делать? Может что-то выпить, что можно? Но уже поздно: либо ты терпишь, либо ты сходишь с дистанции. Я продолжаю терпеть, бежать, борюсь сам с собой, и на 70-м километре открывается второе дыхание, я начинаю нормально бежать, ускоряюсь, и следующие 20 км я компенсирую те провалы, которые у меня были с 53 по 70-й километр. На 90-м километре я опять ловлю эту «стену», но 10 км — это уже ерунда, мне все начинают звонить, поддерживать. Последние километры я хорошо добежал, и даже ускорился. У нас была цель — просто финишировать, никаких других целей по времени мы не ставили. В итоге получилось 11 часов и 3 минуты. Был бы у меня «саппорт», я посчитал, что потерял на остановках и приготовлении еды порядка 40-45 минут. При этом получилось в своей возрастной категории занять третье место, в общем зачете — 19-е, а среди мужчин — 13-е место.

— Какие были условия, это бег по городу, как у нас?

— Дается лимит в 15 часов на преодоление дистанции, ты можешь бежать, идти, как хочешь, важно преодолеть. Для этого они выбрали формат «круги по 1,5 км». Это был обычный стадион, и нужно было наматывать эти круги по выделенной дорожке. Она была ограждена лентами и строго по этому маршруту нужно было бежать. Однообразно. Первые шесть часов я слушал аудиокнигу, а дальше уже как-то мозг сам решал, о чем ему там думать. Не было с этим абсолютно никаких проблем, человек привыкает ко всему. Когда у него есть задача, цель, то это не становится преградой. Для меня это был выход, потому что, если бы нужно было бежать какие-то круги по 20 км или по 30 км, или один круг, то мне пришлось бы все это питание носить на себе, и это было бы, конечно, намного сложнее. Как правило, в таких случаях используют «саппорт», это люди, которые либо на велосипедах за тобой едут, либо еще каким-то образом, и подают тебе еду по времени или километражу.

— То есть вся еда принимается в процессе бега?

— Да, в процессе бега. Я на первые 50 км себе просто в пояс все положил, что мне нужно было, снеки и т.д., я бежал, и во время бега ел на определенных точках, по сути, каждые 10 км. А дальше приходилось останавливаться и готовить, потому что ты не положишь с собой в карман бутерброд или овсяную кашу, а это нужно было есть обязательно по четко написанному сценарию. И на этом я потерял порядка 40 минут.

— Что вы получили на финише?

— Медаль финишера. Ее дают тем, кто финишировал, кто преодолел эту дистанцию. Конечно, ультрамарафоны, которые больше 42 км, там на финише дают медаль, дают воды попить, если ты занял какое-то место, то полагается дополнительная медаль, кубок за определенное место и ценные подарки. Но поскольку я не француз, даже если победил, то кубок или медаль не получишь, но ценный подарок дадут. Но я ни на что не рассчитывал, поэтому для меня даже ценный подарок в виде бутылки вина, фуа-гры и джема — был даже очень неожиданным сюрпризом.

— Многие бизнесмены сейчас увлекаются бегом. Что они сказали, когда узнали, что вы пробежали сотку?

— Я недавно был на дне рождении Young Business Club, ему исполнилось 5 лет, и это, по сути, был мой первый выезд после этого забега, и ко мне подходило очень много бизнесменов, которые бегают и которые не бегают, и говорили: ты как, вообще, ходишь после этого, все нормально? Это все, конечно, весело, но где-то лет пять назад я проходил у одного спортивного специалиста диагностику, и он мне сказал, что бегать мне нельзя, что будут проблемы с ногами. Но, как видите, никаких проблем с ногами нет, и я пробежал эту трудную дистанцию. Но это дано не всем. В общем, они были удивлены, ну как можно пробежать пять полумарафонов? Я говорю: можно, если у тебя будет такая ситуация, если у тебя будет такая необходимость, то ты это сделаешь.

— 100 километров позади. Что дальше, какие новые вызовы?

— Сейчас бегают и больше. Но эти люди посвящают себя всему этому. Бег на 24 часа, есть бег на 48 часов, есть сумасшедшие марафоны по 400 км, но об этом уже мало кто знает. Можно углубляться до бесконечности, но мы не должны забывать, какая наша основная цель. Для меня основное занятие — бизнес, я бизнесмен. Нужно в определенный момент сказать себе «стоп». Все, что мы делаем в спорте, должно усиливать нас в бизнесе, то есть должно давать энергию для бизнес-достижений. Если же спорт начинает забирать энергию, то тогда надо с этим заканчивать. Это ключевой момент. Пока спорт дает и усиливает тебя, нужно и можно заниматься, как только появляется дисбаланс, то тогда нужно принимать решение. Я лично для себя решил, что 100 км — пройденный этап, мне важно было достичь этого и галочку себе поставить, но я не планирую повторять такие дистанции. Хотя, понимаю, что смог бы это сделать, и нацелится на 24 часа, но не вижу в этом необходимости.

— Как давно вы бегаете, для чего это лично вам?

— Раньше я занимался большим теннисом, но у меня периодически возникали травмы. И мне нужно было что-то такое найти, что не напрягает, то, чем ты можешь заниматься, где бы ты ни был, а поскольку я много езжу и путешествую, то вариант с бегом выглядел самым доступным. Что нужно для бега? Кроссовки, майка, шорты, и ты вышел в любой стране мира в любом городе — и побежал. Бегом я занимаюсь уже три года, начинал с утренних пробежек. Утром получаешь какой-то заряд бодрости на весь день и банально себя хорошо чувствуешь. Плюс ты приводишь свое тело в порядок. Это как в любом спорте, сначала ты бегаешь просто так, а потом тебе хочется чего-то уже достичь. Когда я бегал всего три месяца, мне уже говорили: ну что, нужно готовиться к какому-то марафону. А я говорю: нет такой цели. А потом как-то само собой получилось, пробежал полумарафон, и так пошло, пошло…

— Давайте подведем итог. Ценой чего это все случилось, и ради чего?

— Лично для меня это три месяца строгого режима, я отменил все поездки, ради этой цели я пожертвовал где-то работой, поездками, где-то и семьей. Я четко понимал, что именно сейчас мне нужно полностью на этом сосредоточиться, и это и была цена, цена этого результата. Для меня это пример и два урока. Первый — прежде чем давать обещания, нужно хорошо об этом подумать, ты должен четко для себя прогнозировать, с какими ты можешь столкнуться сложностями, и что это может повлечь за собой. А второй — это то, что если ты уже это обещание дал, и ты понимаешь, что назад пути нет, то человек может «сделать» абсолютно любой результат, и достичь своей цели.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 / 5. 1

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: