«День сурка»: как прошел очередной митинг одесситов против застройки исторического ареала. Комментарий архитектора Николая Чепелева (видео)

Едва ли не вся общественность города в воскресенье, 27 декабря, собралась на территории дачи  Маразли на Лидерсовском бульваре, 13, чтобы выразить свой протест относительно застройки территории вокруг памятника архитектуры.

Изначально тревогу забил Юрий Никитин, которого поддержали остальные представители общественности. Все они собрались на мирную акцию протеста, организатором которой выступил глава ОО «Всеукраинское объединение «Автомайдан» Виталий Устименко.

Среди спикеров на акции были: Юрий Никитин, заместитель главы Ассоциации архитекторов Одессы, архитектор Николай Чепелев, историк Александр Бабич, представитель строительной компании ООО «БУЛЬВАР 1906», адвокат Инга Монастырная и другие.

Инга Монастырная, в сопровождении двух сотрудников охранной фирмы «Зевс», показала разрешительные документы на строительство, заверив, что сами памятники архитектуры не пострадают. Представители «Автомайдана» и ряд общественников требовали от Инги Монастырной впустить их на территорию и вызвали с этой целью наряд полиции. По итогу, как сообщил, Виталий Устименко, было написано заявление в полицию о том, что на территории дачи Маразли находятся неизвестные люди, возможно вооруженные, которые могут быть опасны для общества.

Позже на акцию прибыл депутат городского совета Александр Шеремет, который сообщил, что выступает против уничтожения памятника архитектуры и намерен ознакомиться с существующей документацией.

«Если я буду в состоянии изменить ситуацию или откорректировать вопрос застройки территории  так, чтобы не пострадали памятники архитектуры, то можете рассчитывать на нашу помощь», — сообщил Александр Шеремет.

Во время акции архитектор Николай Чепелев озвучил процедуры, которые не были выполнены для реализации проекта строительства на территории Дачи Маразли:

«Что требует закон об архитектурной деятельности. Первое — проекты нового строительства в исторических ареалах проводить через архитектурный конкурс — это прямое требование закона, которое не было выполнено. Второе — согласование архитектурных решений главным архитектором города — этого тоже нет. Архитектура выдала исключительно – градостроительные условия и ограничения. Мало того —   документ с зонами охраны в принципе не является основанием для выдачи градусловий и ограничений.

Следующее – управление памятников областное и городское, по закону имеют возможность вынести проект строительства на рассмотрение консультационного совета. К сожалению, этот консультативный совет не был собран. Очевидно, потому что у нас коронавирус и  совет не может в онлайне собираться – это та отговорка, которую я прогнозирую…

Т.е. ни на одном этапе разработки и согласования проекта, он не был вынесен в публичную плоскость».

Николай также сообщил, что на данный момент киевские специалисты разрабатывают проект корректировки историко-архитектурного опорного плана города.

«Я вас всех призываю, следить, когда эта корректировка будет вынесена на общественное обсуждение, внимательно ее изучить, так как это основной градостроительный документ города, который работает не только с памятниками но и исторической средой в общем. Потому что собираться с митингами на каждую подобную застройку – это не совсем правильно. Нам нужно менять ситуацию системно и без активного участия общественности ничего не изменится», —
подчеркнул Николай Чепелев.

Историк Александр Бабич также отметил, что проблему застройки города необходимо решать системно:

«Когда я сегодня нас всех тут вижу, то у меня чувство, что я переживаю ситуацию, как в фильме «День Сурка» — одни и те же люди собираются вокруг очередного проблемного объекта. Мы стоим, смотрим друг на друга, сокрушаемся и ничего не происходит до следующего митинга. Эта ситуация циклична. Действительно, у нас нет системы, как сказал Николай Чепелев. Город занимается одним и тем же. Городская власть отдает на растерзание куски муниципальной недвижимость, территории парков и скверов…»

«Если говорить об исторической ценности, то даже если я начну сейчас рассказывать о том, как судья Кич подарил своей жене этот особняк, потом она вышла второй раз замуж за Маразли, и он здесь бывал… Это все — не в коня корм. Потому что каждый из этих домов: типография Фесенка, Дом Либмана (который я чувствую, что убьют за эту зиму), те особняки, которые мы уже почти все потеряли, на Французском бульваре – они все имеют безусловную ценность. Еще 5-7 лет и в этом городе больше нечего будет показывать не то, что туристам, но и нашим детям. Мы ничего не сможем рассказать о старой Одессе, потому что у нас будет сплошная «кадоровка» и Гагаринское плато. Давайте что-то делать с этим», —  призвал Александр Бабич.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал и Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0 / 5. 0

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: