Так профессор Гешелин жив или нет? И почему служители костела снесли его гараж

На этой неделе редакции «Общественный прибой» стал известен следующий факт. Администрация Римско-католического костёла на Екатерининской, 33 снесла гараж знаменитого  одесского хирурга-онколога, 90-летнего профессора Сергея Гешелина, который был у него в собственности недалеко от дома, в непосредственной близости от костёла. «Общественный Прибой» решил разобраться в этом вопросе и связался с епископом.  После этого  мы выслушали и вторую сторону конфликта.

«Ты не одессит, если не проконсультировался у профессора Гешелина» — так говорят у нас в Одессе. Медицинское светило, известнейший во всем мире человек, потомственный врач (его отец и дед – тоже всемирно известные доктора), Сергей Александрович Гешелин всю жизнь отдал операциям по спасению раковых больных. Выступал с лекциями в Японии, США, Франции. По его методичкам учат врачей в европейских университетах.

Для начала отметим, что в телефонном разговоре епископ сказал совершенно недвузначно, что профессор умер. Мы удивились. В церкви ситуацию с гаражом  объясняют странно: якобы, гараж покойного профессора помешал им благоустраивать свою территорию. Епископ Одесско-Симферопольской диецезии  Станислав Широкорадюк по телефону прокомментировал конфликт в том ключе, что не видит проблем снести гараж без зазрения совести, если владелец гаража уже умер, а территорию три месяца назад Горсовет окончательно выделил в пользование храму.   Далее приводим его речь дословно, с сохранением  грамматических конструкций:

Станислав Широкорадюк: в Одессе я служу около года. В костёле на Екатерининской,33 находится моя кафедра, всего в Одессе ещё 5 парафий, а в целой епархии – в католической традиции они называются «диецезиями» — 75 парафий. Слово «диецезия» переводится как округ влияния епископа, территория, на который имеет право епископ. Всего под моим началом 75 священников. Ранее я служил 18 лет в Александровском костёле в Киеве, потом 2 года в Луцке, затем 6 лет в Харькове, а теперь перевели на Одессу. Со мной отец Кшиштоф, наш канцлер и исполняющий обязанности настоятеля – настоятеля я пока не подобрал. Никто из нас с Гешелиным знаком не был. Мой предшественник, епископ Бронислав Бернацкий, который пошёл на пенсию, тоже. Бернацкий постоянно боролся за эти территории, чтобы оградить, что-то там сделать – но там было, говорит, всегда было много людей, которые имели интерес в этом дворе 10 на 10 метров. Эта история про какие-то гаражи, фактически, уже год тянется, и я её слышу, но никаких хозяев тут не вижу. Нам только три месяца назад решением Горсовета передали в пользование прилегающую территорию. И мы начали наводить порядки. Там стояли какие-то будки, не будки, навесики… Какие-то будки нам нужны, какие-то лопаты спрятать или ещё что-то такое. И когда это всё начали упорядочивать, искали хозяев-не искали, какая-то женщина пришла, тут её будочка стояла или кладовка, просила с ней рассчитаться, и она оттуда уйдёт. Потом приходили ещё кто-то. А теперь несколько дней назад пришёл какой-то депутат Облсовета и сказал: тут стоял гараж известного знаменитого хирурга, и вы его выкинули, вы должны рекомпенсировать. Он ко мне не приходил, разговаривал только с завхозом, и говорит: передайте епископу, пусть готовит 7 тысяч долларов, и дело закрыто. Я говорю: вы что, шутите? Пусть придёт ко мне, покажет право собственности на гараж, какие-то разрешения – «нет, с епископом говорить не будем». Теперь ещё пару человек приходили спрашивали завхоза. Но ко мне никто не подходил, не разговаривал на эту тему. Не хочет с епископом встречаться, говорят только через завхоза. Ну что это, это ж бабские разговоры, к делу не пришьёшь! Если бы я был представитель, или жена умершего, то пришёл, сказал бы, сколько тот металл стоит, хотя сколько там уже тот гараж стоял, какова там его стоимость…

Тот гараж стоял на нашей территории, церковная территория огорожена была, когда начали ремонт в храме делать 10 лет назад. Разрешение на ограду дали для безопасности. А будками теми люди пользовались, заезжали на территорию. Но теперь, уже когда передали нам землю, мы начали наводить порядки – это же теперь официально территория храма, а там всё раскидано, ноги можно поломать! Поподметали, несколько камазов мусора вывезли.

Сейчас мы немного задержали эти работы. Пусть придут люди, покажут документы, мы действительно рекомпенсируем, если на это есть документы. Но никто же не приходит. У меня информация, что тому мужчине дали разрешение на гараж, но только до его смерти. Но он уже умер, так мне сказали. Ну слухи! А сейчас приходят наследники и говорят, что они точно так же имеют право на это, и особенно этот депутат. Но он ко мне не подходил!  Если бы ко мне кто-то пришёл официально и показал документы, мы бы разобрались. А они только бегают к завхозу и вымогают деньги. Якобы он представитель жены профессора, который уже умер. Жена теперь хотела бы иметь это место, на территории храма. Типично одесская история! Тут за каждый кусочек кто-то к кому-то цепляется дальше…

Они не привыкли, что здесь был храм, они говорят «Тут храма никогда не было», тут заезжали, все жили, кто хотел. Нет, храм был, просто превращённый в спортзал! Храм был, ещё когда советской власти не было. Просто советская власть всё разрушила, а теперь снова наводятся порядки, благоустраивается территория, нужно повывозить этот хлам весь, потому что там не пройти, понимаете? Там только под забором находится туалет для парафиян. Я хочу взять дизайнера, пусть он продумает, ну что можно на 10 квадратных метрах сделать. Брусчатку положить, чтобы пройтись там, лавочки поставить… Там даже когда вывозили мусор, заметили две змеи. Там были такие хащи, что даже уборщики испугались, поубегали, перестали убирать.

Повторяю: за всё время на протяжении года ко мне подошла только одна женщина, которая сказала, что ей нужно 2 тысячи гривен, то я уже просто сказал: дайте ей. Одной, второй дали. А когда этот пришёл и заказал 7 тысяч долларов, тут уже я сказал «извините, я такими решениями не оперирую». Бегал тут, угрожал: «Я вам тут покажу!». Приводил полицию, говорит, тут украли наш гараж – ну где его украли? Где он был, ну где-то тут стоял. Ну полицейские пришли, ни к кому ничего не имели. Хотел запугать, наверное, наших ребят этот депутат. А полиция посмотрела – территория храма. Повернулись себе да и пошли.

Мой юридический советник не знал, что делать в ситуации – я говорю «ну, если не хочет со мной встречаться этот человек, то тут не о чем разговаривать».

«Общественный прибой» связался с депутатом Одесского облсовета Сергеем Черняковым, о котором шла речь. Он дал свой комментарий по этой ситуации. И, прежде всего, опроверг слухи о смерти обожаемого одесситами профессора!

Сергей Черняков: Профессор жив, ему 90 лет. Естественно, когда узнал о случившемся, ему стало нехорошо… Профессору Сергею Гешелину, почётному гражданину Одессы, заслуженному деятелю медицины, члену Всемирной ассоциации хирургов-онкологов, в 1983 году выделили место под гараж, буквально в пяти метрах от костёла. Тогда он ещё не был костёлом, собственно… Прошло много лет, гараж пришёл в негодность, Сергей Александрович с женой, Майей Сергеевной Жовтневой, поставили другой… Майя Сергеевна попала с гипертоническим кризом в больницу от нервов за этот гараж, когда узнала, что его снесли! Наша семья по-дружески помогает семье профессора. Мы соседи, бок-о-бок прожили очень много лет. Это чисто человеческий порыв помочь им. То, что я оказался при этом депутатом облсовета, это просто совпадение. Прежде всего, территория под гаражом профессора не отведена костелу, поэтому это фактически самозахват», — говорит Сергей Черняков в разговоре. У профессора есть все документы на гараж. Никаких 7 тысяч долларов я у католиков не требовал и ничем им не угрожал. Я разговаривал с Боштаном (юрист от костела), он сказал: «Мы предложим деньги в виде компенсации». Я лично никаких сумм не называл. Майя Жовтнева разговаривала сама с канцлером костёла, и сказала ему: «Мы можем купить гараж в другом месте, но там, где мы его хотим купить, он стоит 7 тысяч долларов».

 

2-3 года назад я обращался лично к председателю Приморской районной администрации Марату Королёву, потому что служители церкви поставили незаконно забор, калитку, поменяли замки и не дали ей ключи. То есть, они уже имели виды на эту территорию, хотели захватить её самым наглым способом. Ключи в итоге сделали, Майя Сергеевна смогла добраться до гаража, они там хранили имущество. 17 июля ей позвонила соседка и сказала, что гаража нет. Я начал поднимать документы, узнал, что 3 месяца назад костёлу выделили эту землю в пользование – там было 2 гаража, сейчас уже и второго нет. Я говорил с их юристом, Владимиром Боштаном. Так вот он честно признался: «мы его снесли и сдали на металлолом». Не имея на это никакого права – гараж находился не на территории, которая им отведена! Когда я посмотрел выделение земли, то увидел, что им не отвели эту землю, где находился гараж профессора! Они занимаются самозахватом, мало того, они ещё в соседнюю 117-ю школу врезали свою трубу отопления. Они ограничили доступ жителям к территории школы, директор школы теперь не может подойти со своего двора…

Это слайд-шоу требует JavaScript.

А с епископом-то  я как раз хотел пообщаться, но мне сказали, что его нет на месте. Я никому не угрожал, просто предупредил, что они должны поставить гараж на место, поскольку совершили уголовное преступление – кражу имущества. Они должны поставить гараж и убрать забор. Иначе я буду на законных основаниях требовать восстановления справедливости. Пусть в рамках закона пользуются выделенной им территорией и ухаживают за ней. А то, что я вызвал полицию – это правда. Вызвал и написал заявление о краже имущества, но от полиции действий пока никаких нет. Я считаю, что они как-то «заинтересовывают» полицию.

Что я буду делать дальше, станет ясно в понедельник. До этого времени меня попросили подождать. Дело в том, что за эту церковь заступается депутат горсовета, если они не договорятся о компенсации или не пообещают восстановить гараж, тогда я озвучу имя этого человека. Когда наступит ясность, я озвучу свои дальнейшие действия. Обращусь к мэру города, в прокуратуру и в полицию рангом повыше – точно. Забегая наперед, я хочу лишить данное религиозное заведение права пользования одесской территорией вообще, если они не умеют нормально решать вопросы и просто бесчинствуют на нашей земле».

 

От редакции: о том, что профессор умер, епископ узнал из ЖЭКа, — об этом нам тоже сказал Сергей Черняков. Сергей обещал нас познакомить с профессором и его женой. Мы, признаться честно, на 100% до сих пор так и не знаем, жив он или нет, во всяком случае, пока не знаем, так как встреча не состоялась. Но не думаем, что депутату и жене профессора есть смысл нас обманывать. Тогда возникает вопрос, как, вроде бы живой человек,  в ЖЭКе числится мертвым?!Мы будем следить за ситуацией, ждём сегодняшнего вечера, поскольку по нашей информации стороны должны встретиться и будут договариваться. Надеемся на мирное решение вопроса, и что впредь таких ситуаций со служителями церквей не будет возникать, ведь сам факт конфликта странный. Мы не считаем, что это норма, когда у служителей церкви вообще возникают конфликтные ситуации с людьми и надеемся, что это не станет тенденцией.

 

Справка

Сергей Александрович Гешелин родился в 1930 году в семье потомственных врачей. Его дед, Гешелин Исаак Соломонович, был основоположником оториноларингологии на юге Украины и создал первое отделение такого профиля в Еврейской больнице Одессы. Отец, профессор Гешелин Александр Исаакович, работал в Москве и Петербурге, заведовал кафедрой и клиникой болезней уха, горла и носа Одесского медицинского института. Сергей Гешелин учился в школе им. Петра Столярского. Во время войны, в 1943 году, был отправлен в Москву. Там учился в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории; в одном с ним классе учились знаменитые Малинин, Пахмутова, Безродный, Грач, Горностаева и Правоторов.

Затем Сергей Гешелин поступил в Одесскую консерваторию, которую бросил и поступил в Одесский государственный медицинский институт им. Пирогова, который окончил с отличием в 1953. После медицинского института был послан на Донбасс, где работал сначала на шахте, затем в Горловской городской больнице. В 1956 пришел работать в Еврейскую больницу в Одессе. Спустя двадцать лет стал заведующим курсом онкологии.

В 1982 получил звание профессора. Возглавил кафедру факультетской хирургии Одесского медицинского института. Является автором около 250 научных работ в области хирургии, анестезиологии, реаниматологии и онкологии. Член Европейской ассоциации хирургов-онкологов, председатель научного общества хирургов, член правления Украинского общества онкологов, почётный член Харьковского онкологического общества. Его доклады вызывают неизменный интерес на конгрессах и конференциях в Париже, Лозанне, Генуе, Балтиморе, Токио и Брюсселе.

Сергей Александрович Гешелин — Заслуженный деятель науки и техники Украины, академик Академии истории и философии, естествознания и техники. В 2000 получил звание Почётного одессита. Депутат горсовета V созыва, фракция «Наша Одесса». Входил в состав комиссии по здравоохранению. Включён в список 100 наиболее заслуженных граждан города. Член Всемирного клуба одесситов. Почётный гражданин Балтимора.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3.5 / 5. 4

Оцените статью

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: